Влад Простеев (prosteev) wrote,
Влад Простеев
prosteev

Categories:

Предчувствие Веры и Нежности. 1. Предисловие.

Как часто человек что-то вспоминает?

Не так.

 – Вот вчера мы здорово повеселились, помнишь??

- …Неее, не помню…

…но точно не помню, что все было вчера хорошо…

Нет, не так.

Вспоминает, чтобы почувствовать и понять, то место и время, в котором все это происходило. Или просто погрузиться в эти все воспоминания.

Целиком. Остаться в них на время. И не просто так. Чтобы ты был прямо там!!!  Оказался. Присутствовал!!! Чтобы такая прям… МАШИНА ВРЕМЕНИ! Туда! Не назад…нет! Просто туда!

 

Думаю, что такое происходит редко, просто некогда, ведь с нами и сейчас постоянно что-то делается, все в движении, люди бегут куда-то и от чего то, не замечая, что, с одной стороны, все куда-то торопятся, хотя, никто никуда не движется, а с другой – если все время не хватает именно его, того самого времени, чтобы что-то вспомнить, не так вспомнить, как вспоминают старые люди, безапелляционно, зло и безнадежно, что вот в наше время было лууучше, и не вспомнить, как по-пьяни, два дружбана сидят и перетирают былое, потому что просто не о чем говорить сейчас!

 

Именно вспомнить и понять, ведь если ты рано или поздно не сделаешь этого, получится, что то, что ждет тебя завтра, в ближайшем будущем, это всего лишь то, от чего ты прятался вчера….

…в совсем недавнем прошлом…

 

Я вот часто не помню, что было с утра, тем более, вчера…

Но иногда что-то случается, и я могу, один раз, очень редко, выйти из своего родного дома и, как в кино – вспомнить все. Нет, не все. Многое.

Какие-то здания, закоулки, перекрестки, маленькие и незначимые кусочки моего города превращаются в целую историю, которая стремительно движется в голове и уносит, даже и не знаю, куда… это не важно. Важно то, что ты начинаешь все вокруг чувствовать и ощущать… всем собой.





Чуть отойдя от дома – вот оно. Оно же здесь все время стояло. Кафе. С олимпийским мишкой и называлось “Олимпийским”, понятное дело.
Мишка был выструган такими волнами, из большого дерева, наверное. Он постепенно старел и трескался.
Кафе. Оно же здесь было когда-то, не помню даже, что там продавали, наверно – все, как всегда – мороженое - это ж кафе-мороженое, а вот сейчас его уже нет. Почему я вспомнил его именно сейчас. Да, я там видел Кинг Конга с мамой, не с его мамой. Со своей. Всего за 2 рубля. Это было не дорого.

После кафе с олимпийским мишкой вспоминается Одесса-80. Именно Одеееесса, а не Одэсса: моряки, с которыми фотографировался, настоящие моряки, ну я так думал по крайне мере, я ж других и не видел, я рядом с мамой и папа, бьющий кувалдой по такой штуке, чтобы показать, что он у меня самый-самый сильный.
Теплоход “Адмирал Нахимов”, я по нему долго хожу, мне очень нравится, на фоне его фото, мальчик в такой панамке, как в советских фильмах про пионеров и мама в сарафане из ситца. В цветочках синеньких. Фото такое есть…
Потом, через 10 лет найденное дома фото, лишь для того, чтобы понять, что он утонул. И все утонули.
Поезд Одесса-Москва, там Олимпиада, мы с мамой ходим на какие-то спортивные мероприятия, что-то вроде бросания копья, которые совсем уже никому не нужны, на другие и билетов то нет.
А папа? Папа хоронит Высоцкого. Расстраивается очень…

Дальше иду по городу своему.
Папа-милиционер мотает меня с собой по преступлениям, я сижу маленький в ментовском уазике, а из подвала выносят что-то завернутое в ковре, в таком же, как у нас дома висит на стене, да и у всех висит такой же. Что-то выносят…что-то в ковре завернутое…ноги из него торчат. Я увидел смерть. Было не очень то и страшно. Тогда.

Иду дальше. Церковь.
Церковь, где раньше был видеосалон аж с шестью телевизорами и креслами. Прохожу мимо.
Крещусь.

Вот мой родной медуниверситет, где рядом в комках продавался настоящий ирландский эль, который 31 декабря в одних костюмах-тройках два мальчика – я и Сашка ходили покупать его. Не чтобы выпить его, просто на спор…а потом уже и выпить.
Два переулка, и вот то место, где я разбился сильно на своей семьсотпятидесяти кубовой Сузуке. Руки и ноги до сих пор позашиты и помнят это место.
Вспоминаю, как с папой вдвоем ходили дядьку встречать с поезда, в два часа ночи на вокзал. Было темно, главный проспект города был просто пустынен. Были только мы вдвоем – отец и я. Это было… Интересно и приключенчески.
Сейчас ночью… И ночи то нет!

Жизнь, если это конечно можно назвать жизнью, продолжается круглые сутки. Кругом пьяные и не очень люди, свет фар и шум от вездесущих уже кафе, непрекращающихся я бы сказал.
И хроническое и, похоже, неизлечимое, и я надеюсь, что в итоге и смертельное заболевание уже молодых и не очень владельцев дешевых и не очень авто – посигналить прекрасной девице-красавице из своего блин “лимузина”, и так тупо и не витиевато проорать – а садись к нам… покатаемся…потрахаемся…
Села – молодец… Нет – кобыла, и иди понятно куда…
Бля, убил бы…
Ой, извините. Не сдержался чего-то…
Просто это очень плохо и стыдно это. Почему-то мне.
Теперь – днем спокойнее.
Все перевернулось теперь.

Вот уже Театр Драмы наш. Помню, как мы сюда приехали, с Сашкой же, после похорон Вадика, все совсем убитые, наши пацаны работали здесь на концерте эстрадном, и мной, не особо любимая, или не понятая до поры певица, говорит нам, мол, ребят, я прямо сейчас уже на самолет, поэтому - я знаю, что у вас горе большое, но бросьте уже ныть, заберите все цветы, что подарили мне, и идите уже, девушкам раздайте по всему городу, улыбнитесь и станет легче. Мы шли по улице с просто кучей цветов, незаметно плакали и дарили ее цветы всем встречным барышням, благо и барышень у нас в городе достаточно, и цветов подарили певице, уже которую мы считали просто в доску своей, предостаточно. Она была права. Стало легче.

И вот уже то место, где мы встретились с Женькой… Она ехала издалека на автобусе, желтом автобусе, совсем еще маленькая, но уже почувствовавшая меня, везла мне какую-то книжицу. Я шел с другой стороны, вдруг дождь, гроза, и мы встречаемся по среди этого всего, мокрые и счастливые, потом сидим в студклубе моем, сушим ее вещи на софитах, снятых прямо со сцены, пьяные и хорошие люди поют нам по ф-но про то, что всего одна осталась ночь у нас с тобой. Мы пьем портвейн и улыбаемся.

Так можно долго продолжать. Это я только три квартала прошел.

Непонятно только – почему эти милые воспоминания всегда в тебе есть, но всплывают только раз… или два… мало… очень-очень редко.
Ведь я каждый же день по этим же улицам хожу… и ничего… а тут накрыло вот…

Я и сейчас не знаю, о чем я хочу рассказать.
О Вере…
Да.
Про себя…
Не знаю.
Просто ни с кем не буду даже говорить, что у нас произошло.
Все произошло.
В нас это точно останется навсегда… просто…
Просто после того, что произошло…

После того, что произошло
Нет смысла читать газет,
Можно очень долго смотреть в потолок
При этом, не выключив свет,
Можно жалеть о том, что было
И смеяться над тем, чего нет,
Я хочу сюда на секунду вернуться
И остаться на много лет!......

Я очень часто и долго вспоминал…и вот, что получилось:
Одно слово, одно действие, одна эсэмэсочка, одна сказанная фраза обрастала в моей голове просто кучей воспоминаний… не связанных с ней, со мной, с именно сегодняшним, прямо сейчас происходящим или произошедшим. Тем не менее, именно эти события, их маленькие иголочки, воткнутые в мою маленькую бархатную и красненькую подушечку и сподвигнули меня-таки пройти по моему внутреннему и любимому городу.
Городу внутри меня. Он снова повторился. Повторилось все, что в нем было.

После того, что произошло
Все повторится, и не раз,
Все, что хотел - останется сном
И вчера превратится в сейчас,
Я всем надоел, каждый день повторяя:
День, все же, или ночь?
Для чего мы здесь,
Почему все так
И кто придет, чтобы помочь?..

Вера помогла.
Вера просто заставила, вернее не заставила, а сделала так, чтобы я захотел по нему снова пройти.
И не просто пройти, как каждый раз и день изо дня, а пройти и вспомнить.
Поэтому, это скорее не про нее, а про меня.
Но.
Для нее.
Хотя зачем?
Для того, чтобы знать…
Знать, что тепло не бывает лишним.

Tags: ПРЕДЧУВСТВИЕ ВЕРЫ И НЕЖНОСТИ. КНИГА.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments